Деловые издания для профессионалов
Журнал Пресс-служба

PR2016 46860

издательский дом имидж-медиа   
О журнале
Читать журнал
Альманахи
Архив номеров
PR-ЭКСПРЕСС
Подписаться
Отзывы подписчиков
Новости
Тренинги, семинары, конференции
Термины
Наши авторы
Требования к материалам
Контакты
Письмо в редакцию
Корпоративный блог
Конкурс «Мисс Пресс-служба»
Архив конкурса «Пресс-служба года-2012»
«Пресс-служба года-2011»
Архив конкурса «Пресс-служба года-2010»
Архив конкурса «Пресс-служба года-2009»
Реклама в журнале
Реклама на сайте
выставки, семинары

Янина Дубейковская: «PR-профессия – это удача и миссия»

Открытость сознания, оценка ситуации и средств достижения целей, креативность – вот суть PR-профессии, уверена Янина Дубейковская, программный директор Всемирного форума по коммуникациям Communication on Top. Журналу «Пресс-служба» Янина Станиславовна рассказала о том, почему быть пиарщиком – это миссия, зачем ему нужна профессиональная саморефлекия и какие ценности несет PR миру.
 
– Какой период вашей PR-жизни был самым сложным?
– В моей PR-жизни можно выделить три явных периода: политический, корпоративный и предпринимательский. Каждый сложный и ресурсный по-своему. Особенности политического – необходимость использовать манипулятивность, ярко выраженная проектность, которая заканчивается в один день, я не говорю уже о прямых рисках для жизни...
Корпоративный – это, во-первых, большая и довольно непродуктивная работа по формированию внутреннего заказчика, попросту говоря, объяснение топ-менеджменту, что коммуникации не пятое колесо в телеге. А во-вторых, все что связано с корпоративной паранойей, когда внутрикорпоративные битвы становятся для многих коллег важнее целей, ради которых мы собрались и делаем что-то вместе.
Предпринимательский, связанный с организацией World Communication Forum в Давосе, сложен, как и любой бизнес, финансовыми рисками и неверием коллег, команды, клиентов, конкурентов в достижимость поставленных целей.
 
– У вас не складывалось ощущения, что вы делаете карьеру вопреки чему-то? (Например, вопреки давлению политпериода, непробиваемости топов корппериода, рисками бизнес-периода…)
– Нет такого ощущения, я достаточно гармоничный человек, чтоб размениваться на «вопреки»... Зато есть ощущение, что никакую карьеру не строю: я часто оставляю наработанное и начинаю что-то с нуля. Карьера, когда ты не хочешь быть нанятым, бессмысленна. Единственная корпоративная позиция, которая меня могла бы заинтересовать, – CCO Мачу Пикчу...
 
– Как вы думаете, могут ли быть у пиарщика любимые инструменты? Или разные инструменты нужно использовать только ввиду их эффективности в конкретном деле, а не с оглядкой на предпочтительность?
– Я думаю, «любимые инструменты» – это беда пиарщика. Открытость сознания, оценка ситуации и средств достижения целей, креативность – вот суть профессии, а не «скиллзы и туллзы»... Безусловно, в каждом бизнесе есть свои технологические приоритеты, но ведь нельзя сравнивать роль медиарилейшнз в PR-стратегии. B2B- или B2C-рынок, публичная или частная компания – все это диктует абсолютно разные стратегии и инструментарий.
 
– Могут ли пиарщику в работе пригодиться знания психоанализа?
– Вопрос интересный и неоднозначный. Есть очевидные плюсы: понимание истинных мотивов людей, руководства, коллег, подчиненных. Кроме того, как правило, когда ты сам прошел значительный личный анализ, то так или иначе гармонизировался, и жить и работать в целом легче. Повышается порядок внутренней свободы, способности к творчеству, быстрота реагирования на вызовы. Но есть и очевидные минусы, например понимание истинных мотивов людей, руководства, коллег, подчиненных... (смеется)
 
– А как вы думаете, если смотреть на PR как на условно-творческую деятельность, то можно ли говорить о разрушительной творческой конкуренции внутри среды? С итогами в виде «отрезанных лент пуантов»?
– А почему условно? Это творческая деятельность и есть. «Творчество» и «конкуренция» вообще мало совместимы. На PR-рынке фактором конкуренции являются не собственно творческие инсайты, а их упаковка и искусство продажи.
 
– Насколько пиарщику как личности необходима саморефлексия? Относите ли вы PR к зоне рисковых профессий?
– Хотелось бы, конечно, ответить «да»: ребята, мы на передовой бизнес-баттлов, от нашего таланта, быстроты, профессионализма зависят судьбы людей, и мы на втором месте по стрессу после анестезиолога, и вообще наши профессии похожи... Но, увы, это неправда. К сожалению, не так много компаний, где от PR-профессионала серьезно зависит бизнес-результат. Вообще эта профессия довольно комфортная, непыльная, поэтому так легко потерять саморефлексию, профессиональную прежде всего.
Меня удивляет, что коллеги часто меняют идентичность специалиста по коммуникациям на идентичность девелопера, энергетика, дизайнера. Вот, к примеру, когда я спрашиваю своих бывших коллег-энергетиков, почему они не приезжают на наш Форум в Давос, слышу ответ: «То, что вы там обсуждаете, не имеет никакого отношения к нашей повседневной работе». А мы вообще-то обсуждаем ключевые коммуникационные тренды, корпоративные прежде всего, которые позволяют увидеть следующий шаг развития коммуникаций и превратить их в конкурентные преимущества бизнеса. Так что саморефлексия – это хлеб пиарщика, без нее самой великой профессиональной мечтой становится войти в совет директоров крупной госкомпании и почивать…
 
– А какая должны быть профессиональная мечта пиарщика?
– Мечта – это очень личное. Я, например, всегда старалась сделать мир прозрачнее, этичнее и лучше. PR-профессия этому помогает.
 
– По прошествии нескольких лет, когда вы напрямую уже непричастны к корпорациям, сложилась ли у вас иная ценность профессии пиарщика и PR в целом?
– Я не оцениваю профессию пиарщика только как корпоративную – это работа по связности мира. Вообще сейчас уникальный период, кода именно пиарщики ближе всего к драйверам развития мира. Так что эта профессия – удача и миссия.
 
– Вы являетесь членом жюри PublicRelationsSABREaward. Можете ли выделить у проектов какую-то единую идею? Иначе говоря, есть ли у современного PR что-то глобально общее?
– Три кита современного PR – storytelling, engagement, digital. Хотя кейсов великое множество, я как член жюри охватываю 5 номинаций из более чем 40, и это около 200 работ. Премия огромная и очень авторитетная. Когда судишь, например, глобальную номинацию, то кажется, что унификация коммуникаций – это тренд. Но вот в прошлом году я судила региональные номинации: арабские страны и, к примеру, Северная Европа – это небо и земля, имеется огромная страновая и региональная специфика. Кстати, в центре обсуждений Форума-2013 была как раз тема глобальности и локальности коммуникаций.
 
– Локальные коммуникации должны быть частью глобальных? Или глобальные – всего лишь очевидный тренд в крупных странах-лидерах?
– Нет, все сложнее. Если говорить в целом, то сообщества локализуются, доверие локализуется, а вот коммуникации становятся моментальными и по-настоящему глобальными. Локальных коммуникаций сейчас в принципе нет из-за новой связности мира.
Кстати говоря, это рождает вопрос, если шанс выжить у глобальных PR-агентств с достаточно неповоротливыми процессами принятия решений.
 
– Расскажите, как в вашей жизни появился Communication on TOP?
– Красивая маркетинговая легенда гласит, что в самолете из Лондона, вдохновленная ощущением, что именно коммуникации сегодня меняют мир, делая его более прозрачным и этичным, я решила оставить корпоративную карьеру и сделать что-то великое и глобальное и придумала собирать новую нарождающуюся коммуникационную элиту в месте, насиженном элитой «старой», условно нефтяной и банковской, в Давосе, через неделю после WEF. Это все, кстати, правда. В менее романтической версии – сложился ряд обстоятельств другого свойства, которые заставили задуматься о ценности профессии, возможностях самореализации в России и о смысле тратить по 14 часов в день на чужие ценности. Объективно, это был первый год кризиса, 31 декабря я получила уведомление о том, что через два месяца моя должность будет называться совсем иначе, потому что нашу недоприватизированную компанию решили поглотить. В общем, вот из этого сора тоже… Важно, кстати, сделать позитивный вывод, что зачастую трудные и даже обидные ситуации являются лишь перстом судьбы, указывающим на новые перспективы и возможности, и что не очень хорошие люди приносят в твою жизнь хорошие изменения.
 
– Если «старой» элитой была нефтяная и финансовая, то из кого нарождается «новая»? ИТ, стартапы?
– Да, это люди из новой digital social среды, стартапов, креативного класса. Если говорить обобщенно, я считаю современной элитой новых титанов, которые сами и медиа, и евангелисты, и малтитаскеры, веселые красивые самостоятельнее люди, как правило, предприниматели, отвечающие на direct massage в твиттере лично и в течение 20 сек.
 
– На ваш взгляд, можно ли сейчас в России выделять элиту коммуникаций?
– Мне трудно судить об этом, но на конференциях выступают практически одни и те же люди, наверное, это и есть элита, люди, удерживающие рынок.
С другой стороны, не хочется никого обидеть, но Россия, несмотря на всю свою креативность, далеко не на первых позициях в европейской и глобальной коммуникационной индустрии. Это не проблема, а беда коллег, конечно. Я, кстати, уверена: то, что именно русские инициировали WCFDavos – а собрали мы за предыдущие 4 года представителей более чем 40 стран, – полезно для позиционирования русского PR в целом.
 
– А зачем вообще русскому PR позиционирование на мировой сцене (ну кроме «державных» мотивов)? Ведь понятно, что за услугами русских вряд ли обратятся продвинутые соседи…
– Во-первых, в России довольно большой рынок, в котором заинтересованы многие консалтеры мирового уровня, и хочется помочь российским коллегам правильно оценивать потенциал иностранных подрядчиков. Во-вторых, российские коллеги, как, впрочем, коллеги из бывших соцстран, представляют часто более креативные кейсы, чем многие «западные» игроки. Вообще, говоря прямо, для меня важно помочь русским коллегам избавиться от комплекса мировой коммуникационной провинции и отучить западных коллег относиться к русским как к «аборигенам».
 

Примеры статей из журнала «Пресс-служба» » (назад)

Еще статьи из журнала

Илья Житомирский: «К успеху приведут таргетирование, кастомизация и личное общение, а не огромные бюджеты»

Парадоксы кризиса и посткризисные горизонты PR в России

Легенда на продажу

Слухи в PR: польза или вред?

Методика измерения репутации компаний в социальных медиа


Альманахи Издательского Дома "Имидж Медиа"

[[area-news]]
Рассылка о связях
с общественностью
Вы хотите получать новые материалы по теме свЯзей с общественностью? Тогда подпишитесь на рассылку Тимура Асланова.
реклама

PRСС_120х600



О журнале | Читать журнал | Архив номеров | Подписаться | Тренинги, семинары, конференции | Конкурс | Контакты | ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ | Подписаться на рассылку

© 2005—2017, Издательский дом «Имидж-Медиа»

127018, г. Москва, ул. Полковая, д. 3, стр. 6, оф. 305
тел. (495) 540-52-76 (многоканальный)