Деловые издания для профессионалов
Журнал Пресс-служба

PR2016 46860

издательский дом имидж-медиа   
О журнале
Читать журнал
Альманахи
Архив номеров
PR-ЭКСПРЕСС
Подписаться
Отзывы подписчиков
Новости
Тренинги, семинары, конференции
Термины
Наши авторы
Требования к материалам
Контакты
Письмо в редакцию
Корпоративный блог
Конкурс «Мисс Пресс-служба»
Архив конкурса «Пресс-служба года-2012»
«Пресс-служба года-2011»
Архив конкурса «Пресс-служба года-2010»
Архив конкурса «Пресс-служба года-2009»
Реклама в журнале
Реклама на сайте
выставки, семинары

Аккредитационный скандал: стоит ли пресс-службе его затевать?

Алла Борисовна Пугачева как-то призналась, что появление негативных публикаций в свой адрес воспринимает лишь как неотъемлемый признак популярности. Мол, о ком не пишут совсем – те публике неинтересны. Но можно сказать с большой уверенностью, что в сфере связей с общественностью чаще все бывает по-другому.
Рассмотрим различные варианты последующего развития событий после лишения аккредитации журналистов, опираясь на примеры из нашей российской и ближнезарубежной действительности.
 
Первый вариант: «ЦЕХОВАЯ» СОЛИДАРНОСТЬ
Самый предсказуемый вариант развития событий – объединение других журналистов по принципу «мы своих в обиду не даем». Причем, такое объединение бывает двух видов: стихийное, когда «сговариваются» сами журналисты, или так называемое ассоциативное, когда журналисты обращаются за помощью в свои профессиональные союзы, ассоциации и так далее.
Отмечу, что при любом из этих объединений пресс-службе придется использовать «тяжелый» арсенал антикризисных мер воздействия на широкую общественность. Прежде всего, это относится к пресс-службам государственных организаций, работа которых должна строиться на создании благоприятного имиджа власти со всеми сопутствующими атрибутами, среди которых, конечно же, открытость и прозрачность для взора широкой общественности. Факт лишения аккредитации кого-то из журналистов люди воспримут скорее как желание приручить журналистов, наказать строптивых, чем действия пресс-службы в интересах же этой самой широкой общественности. Преждевременно говорить о невозвратном падении авторитета «четвертой власти».
В некоторых случаях объединение журналистов может привести к началу настоящей информационной войны, страсти в которой подогревают заявления, обращения и пресс-конференции с обеих сторон.
Так, в период президентства на Украине Леонида Кучмы известная крымская журналистка Лиля Буджурова была лишена аккредитации на саммит в Ялте. Она задала вопрос президенту о ситуации вокруг действий России в Керченском проливе, который, по мнению пресс-службы президента, задавать не имела права из-за отсутствия в плане мероприятия «подхода журналистов».
Тогда Крымская Ассоциация свободных журналистов высказала решительный протест, в котором констатировалось, что пресс-секретарь Алена Громницкая, которая «не советовала» журналистке задавать данный вопрос, лишением аккредитации наказала ее за строптивость. В заявлении подчеркивалось, что Лиля Буджурова была аккредитована на саммит в Ялте в установленный срок с соблюдением всех необходимых требований, заявленных организаторами.
Вероятно, осознав возможные последствия начавшейся информационной войны, властные структуры пытались смягчить ситуацию. Представительство президентской пресс-службы сообщило, что журналистка сможет работать в пресс-центре саммита и «никто из списков ее не исключал», а что касается «президентского пула», то там будет работать другой журналист.
Однако достичь поставленной цели пресс-службе не удалось. СМИ, которые освещали скандальную ситуацию, привели слова самой Громницкой о том, что, хотя, действительно фамилия журналистики находится в списке аккредитованных на саммите журналистов, но она отсутствует в тех списках, по которым журналисты будут конкретно работать – принимать участия в пресс-конференциях, освещать двухсторонние встречи.
Интересно, что вне зависимости от достоверности факта существования двойных списков и вопреки факту лишения аккредитации, победа (!) журналистского сообщества в этой информационной войне с президентской пресс-службой и подключившейся пресс-службой МИДа была во многом обусловлена одной лишь «разгромной» фразой Буджуровой, ставшей, благодаря стараниям СМИ, как говорится, «притчей во языцах».
«Получается, что пресс-служба… приглашает меня просто прогуляться по Ялте и предоставляет возможность работать с документами и посмотреть телевизор в пресс-центре, – заявила журналистка. – Телевизор я посмотрю дома, а пройтись по Ялте могу за свой счет».
Таким образом, лишение аккредитации в целях «решения проблем», напротив, зачастую, приводит к новым, еще более острым проблемам.
Об этом же свидетельствует и получивший широкую огласку лет десять назад случай лишения аккредитации журналиста НТВ Александра Ступникова в Минске. МИД Белоруссии тогда выступил с официальным заявлением по этому поводу. Официальная причина – «систематически допускаются заведомые искажения информации о событиях в Республике Беларусь» (тогда же напомню, представителей ОРТ, РТР и НТВ лишили возможности передавать видеоматериалы в Москву).
Объединившись вместе, представители СМИ заявили протест против необоснованного лишения аккредитации Александра Ступникова. Заявление, касающееся нарушений прав журналистов в республике, с 32 подписями легло тогда на стол министру иностранных дел.
Более того, журналисты потребовали от Александра Лукашенко пресечь нарушения своих прав и обратились к Борису Ельцину с просьбой защитить права российских журналистов в Беларуси. Они также призвали своих коллег, работающих в Москве, провести митинг солидарности.
В результате и пресс-секретарь Бориса Ельцина Сергей Ястржембский официально высказал озабоченность Кремля в связи с положением российских журналистов в Беларуси. При этом он подчеркнул, что принципы свободы информации должны быть восстановлены в полном объеме.
Лишение аккредитации журналиста – мера, которую обычно избегают пресс-службы небольших коммерческих компаний, предпочитая договариваться в «индивидуальном порядке». Это и понятно: шуму может быть много, а возможностей для нейтрализации информационного негатива мало.
Важно помнить, что чем больше масштабы аккредитации, тем потенциально больше сила профессионального объединения. Даже с учетом того, что журналисты из конкурирующих изданий могут промолчать, повторюсь, основная масса репортеров не упустит возможности заявить об очередном факте ущемления свободы слова и принести в редакцию на один информационный повод больше, чем планировалось, исходя из темы мероприятия.
 
Второй вариант: СУД ИДЕТ!
Пользуясь предусмотренной законом процедуры, журналисты могут обратиться в суд для признания решения пресс-службы о лишении аккредитации незаконным.
Здесь, в свою очередь, возможны две альтернативы. Первая – обращение в обычный суд, вторая – обращение в специализированную инстанцию, каковой являлась в свое время, к примеру, Судебная палата по информационным спорам при Правительстве РФ.
 
СУДЕБНАЯ ПАЛАТА ПО ИНФОРМАЦИОННЫМ СПОРАМ – специальный орган при Президенте РФ с квазисудебными функциями. Образована в соответствии с Указом Президента РФ от 31 декабря 1994 года. Работала с 1994 по 2000 год. Основная задача – содействие Президенту РФ в эффективной реализации конституционных полномочий гаранта закрепленных Конституцией РФ прав, свобод и законных интересов в сфере массовой информации.
 
Последней приходилось рассматривать немало заявлений представителей СМИ. Так, в мае 1998 года руководитель пресс-службы Губернатора одной из крупных российских областей даже и не подозревала, что недопущение съемочной группы местной телекомпании на встречу губернатора с китайскими предпринимателями не избавит ее от лишней головной боли, связанной с распространением недостоверной информации, а, наоборот, на порядок эту боль усилит. Самим журналистам было заявлено, что в администрации отсутствует положение об аккредитации, поэтому «добровольное дело администрации пускать всех журналистов или нет». 
В итоге, во-первых, ей пришлось отвечать на запросы Судебной палаты, которой не показалась обоснованными представленные аргументы; во-вторых, пришлось-таки разрабатывать положение об аккредитации после того, как действия пресс-секретаря судебная палата признала «ущемляющими свободу доступа к информации». Представители Судебной палаты объяснили, что отсутствие положения об аккредитации не является основанием для отказа в аккредитации. 
В некоторых случаях пресс-службы пытаются лишить журналиста аккредитации показательно, «чтоб другим неповадно было». Однако при этом PR-специалисты зачастую забывают, что противоположная сторона может и ответить соответственно, то есть показательно – «чтоб пресс-службе так поступать впредь неповадно было».
Причем, это касается не только процедуры лишения аккредитации, но и даже ее временной приостановки.
Так 5 марта 1997 года Государственная Дума приняла постановление «О приостановлении аккредитации при Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации корреспондентов Общественного российского телевидения». Другими словами, лишение аккредитации здесь было оформлено законодательно.
Поводом к такому решению (пресс-служба Думы должна была приостановить аккредитацию на месяц) послужил необъективный, по мнению депутатов, репортаж журналистов ОРТ, посвященный обсуждению проекта Федерального закона «Об ограничениях оборота продукции, услуг и зрелищных мероприятий сексуального характера».
Уже через два дня, 7 марта, Судебная палата по информационным спорам распространяет заявление, подписанное председателем палаты А.Б.Венгеровым, в котором говорилось: «Допуская обоснованность претензий депутатов к избранному журналистами способу подачи материала, Судебная палата вместе с тем категорически не согласна с формой этой оценки и мерами…».
Законодательный орган был фактически обвинен в … нарушении принятого им же закона. Напоминая, что недопустимо оправдывать одно нарушение закона другим нарушением, Судебная палата отмечала, что часть 5 статьи 48 Закона о СМИ содержит единственную меру ответственности аккредитованного журналиста – лишение аккредитации, если им или редакцией нарушены установленные правила аккредитации, либо распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство организации, аккредитовавшей журналиста. А дальше в законе после запятой стоит очень важная оговорка: «…что подтверждено вступившим в законную силу решение суда».
Таким образом, своим постановлением Госдума допустила сразу два нарушения: во-первых, приостановила аккредитацию, а, во-вторых, свое решение не основывала на «вступившем в законную силу решении суда».
В заключение заявления констатировался факт нарушения не только Закона о СМИ, но и конституционного принципа разделения властей, поскольку Госдума выступила в данном случае в несвойственной ей роли суда (а это уже нарушение статьи 10 Конституции РФ).
Как оказалось, это было только началом «ответной волны».
25 марта Верховный суд Российской федерации принимает решение о признании уже названного постановления Госдумы недействительным. А решение Верховного суда РФ, как известно, обжалованию и опротестованию в кассационном порядке не подлежит.
Как раз правом обжаловать и опротестовывать решения судов низшей инстанции журналисты не просто пользуются, а небезуспешно пользуются. Выходит, что подтвержденная законность лишения аккредитации журналистов – еще не повод пресс-службе праздновать победу.
Примером тому является уже ставший хрестоматийным пример конфликта между пресс-департаментом администрации Приморского края и корреспондентом газеты «Коммерсантъ-Daily» по Дальнему Востоку Д.Демкиным.
Дежуривший на пропускном пункте в здании краевой администрации милиционер в один прекрасный день просто отобрал у журналиста аккредитационную карточку и не впустил в здание. А руководитель пресс-департамента объяснила это тем, что в ряде своих материалов о деятельности администрации и губернатора края он нарушил требование закона о СМИ, запрещающего использовать права журналиста в «целях фальсификации общественно значимых сведений».
Поговаривали, что конкретным поводом для этого послужила статья «Евгений Севостьянов помирил приморского губернатора с владивостокским мэром», в которой высказывалось предположение, что населению края надоели дрязги местных руководителей, и оно уже готово поддержать «нулевой вариант» – одновременную отставку Наздратенко и Черепкова. Мол, мнение журналиста не нашло поддержки у подчиненных губернатора Приморья и стало основанием для «оргвыводов».
Как бы то ни было, нас больше интересует хронология развития дальнейших событий. А она такова: Д.Демкин обратился в Приморский краевой суд с жалобой на неправомерное решение, нарушающее его права. При этом он отметил противоречия между содержанием Положения об аккредитации представителей СМИ при администрации Приморского края и Закона о СМИ, а также то, что за время его деятельности как аккредитованного представителя газеты «Коммерсантъ-Daily» не было судебных решений о том, что им или редакцией распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство представителей администрации Приморского края. Более того, руководителем пресс-департамента не был соблюден и сам порядок лишения аккредитации: соответствующее письменное заявление не было своевременно направлено главному редактору газеты, не ознакомлен с решением сам журналист, а удостоверение изымалось не Н. Встовской, как положено, а дежурным милиционером.
Краевой суд с этими доводами не согласился и принял решение в удовлетворении жалобы отказать. А Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации нашла решение областного суда подлежащим отмене. Вывод судей был таков: обстоятельства дела установлены правильно, но допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.
В итоге Д.Демкин был «восстановлен в правах», а один из пунктов Положения об аккредитации, в соответствии с которым журналисты могли быть лишены доступа в госучреждения и возможности получать информацию об их деятельности, признан незаконным.           
Само собой разумеется, все описанные случаи не сработали на имидж пресс-служб; более того, разрастающийся конфликт потребовал вовлечения новых человеческих и материальных ресурсов (к примеру, нельзя не учитывать работу привлеченных юристов). А самое главное – временные и интеллектуальные усилия руководителей пресс-служб пошли не на текущую работу по основным направлениям деятельности, не на так называемое publisity власти, а на передряги и обвинения, сжигание нервных клеток, причем, как мы видим, напрасно. 
 
Третий вариант: ЕСТЬ ИДЕЯ
Избежать скандала, по мнению некоторых сотрудником пресс-служб, можно с помощью умелого составления правил аккредитации. В правила вносится отдельный пункт, призванный предотвратить нежелательное развитие событий.
Однако далеко не всегда это срабатывает. Куда вероятнее обратное: хотя журналиста аккредитации не лишили, а шум, да еще с привлечением судебных органов поднимается небывалый.
 
·        цензура
В Положении о порядке аккредитации журналистов при Администрации одного из больших российских городов в обязанности аккредитуемых журналистов было вменено извещение пресс-центра о подготовке будущих материалов, касающихся деятельности Администрации. Ясно, что столь открыто прописанное требование журналисты сразу же оценили как посягательство на свободу слова. Ведь цензура в России официально отменена.
Некоторые журналисты действительно показывают нерекламные статьи перед публикацией (это даже получило название «визирования»). Однако речь идет, прежде всего, об интервью. Но даже в интервью править собеседник может только свои ответы, не касаясь вопросов журналиста. Другое дело – рекламная статья. Это и понятно – кто платит, тот и музыку заказывает.
Согласование выхода материалов не входит в обязанности журналиста. После проведенного мероприятия он вообще может ничего не публиковать, если посчитает, что достойных информационных фактов не прозвучало (даже при том, что фуршетный стол мог быть сервирован вполне достойно).
Возвращаясь к нашему примеру, скажу, что последовавшее за обращением в суд одного из местных журналистов разбирательство также ничего положительного к репутации администрации не добавило.
 
·        «бюрократическая препона»
Вне зависимости от содержания положения об аккредитации, можно ли так усложнить процедуру получения аккредитации, что журналист начнет забывать, зачем, собственно, обращался в пресс-службу? Оказывается, можно. Расчет сотрудников пресс-службы прост: сама задержка выполняет «дисциплинарную» роль для провинившихся представителей четвертой власти.
В Кишиневе в прошлом году разгорелся скандал, связанный с незаконным изъятием молдавскими властями журналисткой аккредитации у Евгения Шоларя. Исключительность этого случая была связана с тем, что Евгений не только не забыл, зачем обратился в пресс-службу Министерства иностранных дел и европейской интеграции, причем через дни и недели проволочки, но и решил в итоге прибегнуть к помощи общественного мнения.
А главная интрига заключалась в том, что удостоверение для работы на территории республики ему было выдано до начала скандала.
По данным информационного агентства Regnum, которое ссылается на слова самого журналиста, через два дня после получения удостоверения ему позвонил представитель министерства и взволнованным голосом сообщил, что произошла ошибка и на удостоверение была поставлена не та печать, которая необходима, в связи с чем Евгению было предложено сдать удостоверение и получить его обратно с «правильной печатью» в тот же день через несколько часов.
Поскольку журналист не первый год живет в Молдавии, он сразу же связался с коллегами, чтобы разобраться в вопросе с печатью. Оказалось, что у всех его знакомых журналистов на удостоверениях стояли точно такие же «неправильные» печати, как и у него самого.      
Интересно, что после получения этой информации он, как законопослушный гражданин, все же отдал свой документ. Евгению обещали позвонить через несколько часов с тем, чтобы он подошел и забрал свое удостоверение. Однако звонка не последовало ни через несколько часов, ни через неделю. А через две недели ему сообщили, что «решение пока еще не принято».
Сам журналист в своем интервью представителям информагентств расценил это как грубое нарушение молдавскими властями молдавских же законов. «Во-первых, – отметил он, – изъятие уже выданной аккредитации, в соответствии с молдавским законом об аккредитации иностранных журналистов возможно только по решению суда и с немедленным объяснением журналисту причин таких действий». А ведь решение об его аккредитации было уже принято, и удостоверение было на руках. Во-вторых, даже если принять на веру нелепую версию с «неправильной печатью» и воспринимать последующие события как продолжение рассмотрения министерством заявки об аккредитации журналиста, то давно уже истек месячный срок, предусмотренный законодательством для рассмотрения таких заявок.
Итак, искусственное создание бюрократических препон в процессе аккредитации не только оттягивает время (можно ведь в абсурде вообще растянуть процедуру аккредитации до окончания мероприятия!), сколько побуждает журналиста привлечь внимание широкой общественности к недобросовестности работы пресс-службы. Люди делают один из двух выводов – либо организация чрезвычайно бюрократизирована, либо она работает нечестно. И то, и другое в эпоху декларации важности открытости и прозрачности для общественного мнения нежелательно для организации, а уже тем более органа власти.
   
·        «перевод стрелок»
Суть этого в следующем: лишая журналиста аккредитации, пресс-служба одновременно фактически ставит задачу скрыть часть информации об этом для уменьшения негатива в свой адрес. Журналист знает, что лишен аккредитации, но не может понять, кто именно принял соответствующее решение. Вероятно, при этом делается ставка на то, что в хаосе мнений и предположений, а главное – с учетом временного фактора, добраться до истины журналистам будет затруднительно.
В конце прошлого года корреспондента одного из ведущих интернет-изданий пресс-служба властной структуры лишила аккредитации, и он не был допущен на заседание чиновников. Объяснять они ничего не стали, сославшись на то, что какие-либо разъяснения может дать руководитель пресс-службы, но он находится в отпуске и появится на работе дней через десять. (Может быть, чиновники посчитали, что десять дней – идеальный срок для снижения остроты конфликтной ситуации?) 
Иногда подобное напоминает поведение уличенного ребенка: упрек родителей он отводит репликой: «Это не я виноват, а Петька из соседнего двора».
Все это может стать катализатором развития еще более некрасивой ситуации, которая фактически бросает тень одновременно и на «виноватого», и на «невиноватого».
Два года назад был лишен аккредитации на праздновании 300-летия Саровской Пустыни обозреватель портала Credo.Ru Валерий Емельянов. Официально аккредитовался он в середине мая, однако 24 июля, за неделю до торжеств, в редакцию портала позвонили представители пресс-службы губернатора и сообщили о проблемах с аккредитацией, а за разъяснениями попросили обратиться в пресс-службу епархии. Сотруднику портала, по его словам, было сказано, что епархию не устраивает позиция издания по отношению к РПЦ. На вопрос о том, как это соответствует положениям Закона о СМИ, обязывающее должностных лиц государственных и негосударственных организаций обеспечить допуск журналистов к информации и ни в коем случае не ограничивать его, иерей заметил, что портал неоднократно нарушал Закон о СМИ. Правда примеры конкретных, юридически обоснованных и зафиксированных нарушений этого закона со стороны издания журналист, по его словам, не услышал. А в конце разговора, на вопрос о том, почему пресс-служба епархии вмешивается в дела проводящей аккредитацию государственной структуры, а именно пресс-службы губернатора, и как это соотносится с принципом отделения Церкви и государства, руководитель пресс-службы епархии заявил, что инициатива лишения аккредитации исходила… от пресс-службы губернатора.
В общем, круг замкнулся. Попытки его разомкнуть ни к чему не привели. Как следует из сообщений самого портала, в ответ на звонок в пресс-службу губернатора ее сотрудница, ведущая аккредитацию на торжества, рассказала, что у корреспондента портала не было никаких формальных проблем до тех пор, пока… не раздался звонок из епархии с соответствующей просьбой.
Таким образом, лишение аккредитации журналиста привело к нарастанию конфликтной ситуации, в которой оказались задействованы уже две пресс-службы. Появились публикации, содержащие резкие высказывания «о произволе чиновников от Церкви». Более того, журналисты заручились поддержкой авторитетных правозащитников. К примеру, главный редактор журнала «Религия и право» и сопредседатель Славянского правового центра Анатолий Пчелинцев в беседе с корреспондентом портала заявил, что «если кому-то не нравится критика и правда в свой адрес, то аккредитация – не повод для того, чтобы отыгрываться на журналистах».
    
·        «фильтр»
Эффективность данного метода основана на популярном неакадемическом определении новости американской журналистике: «новость – это не когда собака укусит человека, а когда человек укусит собаку». Новизна все чаще является критерием и выбора того или иного мероприятия, направленного на создание положительной известности организации. При этом нравственный момент, к сожалению, отодвигается на второй план: важнее само по себе новое, чем законное.
Это своего рода PR-акция во время процедуры аккредитации. И целью здесь является не «отодвинуть» конкретных журналистов подальше от организации, а использовать новую креативную возможность заявить о себе. Даже если пострадавшие журналисты поднимают шум с помощью своих коллег, скандал, как считают его организаторы, в первое время лишь усиливает достигнутый PR-эффект.
Так, один из интернет-порталов опубликовал сообщение о том, что пермская милиция намерена отказать в аккредитации на мероприятия ГУВД всем журналистам, которые когда-либо имели проблемы с законом. Мол, проверки будут производить по официальной милицейской базе данных.
Руководитель Союза журналистов России публично высказался о неприемлемости лишения аккредитации журналистов, когда-либо нарушивших закон. «Право человека на информацию, на профессию может ограничиваться только законом, – отметил он. – И если человек не отбывает наказания по действующему приговору суда, то он обладает такими же правами, как и все остальные».
Таким образом, положительный PR-эффект от применения «аккредитационных фильтров», если их использование входит в противоречие с действующим законодательством, через некоторое время все равно может пойти по ниспадающей. Хотя бы потому, что новое хорошо только пока оно новое.  
Другое дело, если существование этих самых «акккредитационных фильтров» закреплено законодательно. Правда, подобных примеров из российской действительности мы, вероятно, не приведем. В соответствии с Законом о СМИ равные условия аккредитации полагаются как штатным, так и внештатным журналистам; как молодым, только-только «взявшимся за перо», так и «профессиональным зубрам»; как имеющим профессиональное образование, так и его не имеющим и так далее. 
Для сравнения: если взять, к примеру, израильское законодательство, то в 2003 году там была введена… платная аккредитация. Определенную денежную сумму (2 тысячи шекелей или 45 долларов) тоже ведь можно рассматривать как определенный «фильтр» первой ступени. Более того, сведения журналистов о профессиональной деятельности должны передаваться для проверки в Службу общей безопасности (ШАБАК) и только после ее одобрения аккредитация может быть получена. Вот вам и «фильтр» второй ступени.
Директор государственной пресс-службы Даниэль Симан откровенно признавался, что основная цель новых правил – усложнить получение пресс-карты, которая дает возможность прохода на события государственной и общественной важности. Не случайно, за время, пока господин Симан возглавлял комитет, число пресс-карт для местных журналистов сократилось с 15 тыс. до 8 тыс., а для иностранных – с 4 тыс. до 2 тыс.
В ответ на эти меры, действующая в Израиле, Ассоциация иностранных журналистов распространила заявление, в котором призвала государственную пресс-службу пересмотреть объявленные меры. «Нет оснований считать, что журналисты представляют собой угрозу безопасности Израиля, – говорится в документе. – Между тем, новая политика дает властям неограниченное право решать, кто может работать в качестве иностранного корреспондента, а кто нет».
Остается добавить, что, к счастью, среди российских пресс-служб пока не вошло в моду брать плату за аккредитацию. В наших реалиях все происходит, скорее, наоборот. Иначе не накатывала бы сегодня в ответ на аппетит отдельных редакций ответная волна публикаций в профессиональной прессе как журналистов, так и специалистов по связям с общественностью о принципиальных отличиях рекламной и информационной статей.         
 
«РЕБЯТА, ДАВАЙТЕ ЖИТЬ ДРУЖНО»
В основе одного из важнейших определений связей с общественностью лежит понятие «двухсторонней коммуникации», которое раскрывается как процесс создания доверительной атмосферы взаимовыгодного сотрудничества между PR-специалистами и журналистами.
Показательное и, чего греха таить, в большинстве случаев незаконное лишение журналистов аккредитации, не только не способствует укреплению этого сотрудничества и эффективному достижению целей организации, а, наоборот, зачастую наносит ее репутации существенный вред. К сожалению, многие сотрудники пресс-служб не до конца осознают этот факт, не взвешивают все «за» и «против» до принятия (зачастую скоропалительного, под действием эмоций) решения о лишении аккредитации журналистов.
Усугубляет ситуацию несовершенство отечественной законодательной базы. Юрист Фонда защиты гласности Анна Володина в одной из своих публикаций отмечает, что 48 статья Закона «О средствах массовой информации», регламентирующая порядок аккредитации журналистов, содержит недостаточный объем информации для создания грамотного, соответствующего действующему российскому законодательству документа.
«Закон, по сути, лишь предусмотрел право … организаций на создание правил аккредитации, – пишет она. – Данный законодательный пробел каждая организация, создающая свои собственные правила аккредитации, восполняет сама, изобретая велосипед, либо заимствует уже готовые правила, созданные зачастую с грубейшими нарушениями не только Закона о СМИ и ряда иных федеральных законов, но и Конституции РФ».   
Она указывает на получившую широкое распространение в современном обществе ошибку считать, что правила аккредитации нужны только органам государственной власти. На самом деле их может разрабатывать и принимать любая общественная организация, политическая партия или коммерческая структура. И основное, о чем нужно помнить при этом – подобный документ не должен ухудшать положение журналистов и создавать препоны для получения ими информации об организации, установившей правила аккредитации.
Нельзя забывать, что основное предназначение аккредитации – создание для аккредитованных журналистов наиболее приемлемых условий для получения информации по сравнению с неаккредитованными коллегами, поэтому даже лишенный аккредитации журналист (по инициативе пресс-службы), в соответствии с Законом о СМИ и Конституцией РФ имеет право, к примеру, посетить пресс-конференцию, а также получить любую интересующую его информацию, если она не представляет собой военную, государственную или иную охраняемую законом тайну.
Впрочем, и это относится, в первую очередь, к судебным органам и органам государственной власти, но никак не к органам законодательной власти. Ведь, к ведению органов законодательной власти РФ не отнесены вопросы, связанные с государственной или иной охраняемой законом тайной. Именно поэтому все издаваемые, к примеру, Законодательным Собранием акты, принимаемые в порядке обсуждения на официальных мероприятиях, подлежат опубликованию.
Таким образом, нельзя забывать, что аккредитация – это еще и ответственность организации перед журналистом.
Как пояснил секретарь Союза журналистов, доктор юридических наук, один из авторов Закона о СМИ Михаил Федотов в одном из своих интервью, институт аккредитации возлагает обязанности не столько на журналиста, сколько на аккредитовавший его орган. К примеру, не журналист обязан извещать организацию о своем желании придти на заседание (пресс-конференцию и тому подобное), а организация обязана извещать аккредитованного журналиста о днях интересующих его заседаний, создавать благоприятные условия для производства записи, обеспечивать стенограммами, протоколами и иными документами.
Еще раз повторюсь, что аккредитация – это не появившаяся возможность диктовать журналистам свои правила и применять различные санкции за их нарушения, а, скорее, ответственность организации перед СМИ. Речь идет о «взаимовыгодной» ответственности, что очень хорошо отражено в одном из неакадемических определений аккредитации.
 
Аккредитация – это попытка «закрепить» конкретных журналистов за конкретной организацией для более эффективного освещения в СМИ ее деятельности.   
  
О ЧЕСТИ И ДОСТОИНСТВЕ
Чаще всего пресс-службы, составляя положения об аккредитации журналистов, допускают три ошибки.
Первая из них – необоснованно расширяют перечень сведений, которые должны предоставить редакции для аккредитации своего журналиста. На самом деле, в соответствии с Законом о СМИ, можно требовать только ФИО журналиста, поскольку персональная информация о журналистах не подлежит разглашению.
Вторая ошибка – вменяют в обязанности аккредитуемых журналистов уважать честь и достоинство аккредитующей организации. Но дело в том, что говорить о таких нематериальных благах, как честь и достоинство, можно только по отношению к физическому лицу и ни в коем случае – по отношению к организации, которая может претендовать лишь на защиту ее деловой репутации.
Третья ошибка – в качестве основания для лишения аккредитации многие пресс-службы называют распространение недостоверных сведений. При этом забывают, что, повторюсь, в соответствии со статьей 48 Закона о СМИ, факт несоответствия устанавливается не субъективно пресс-секретарем или руководителем организации, а вступившим в законную силу решением суда. 
 
РЕЗЮМЕ
Возвращаясь к вопросу, заданному в начале статьи о необходимости лишения аккредитации конкретных журналистов, на мой взгляд, стоит подумать об альтернативных путях решения возникших проблем. Не случайно ведь в учебных программах по подготовке специалистов по связям с общественностью традиционно включается большое число психологических и коммуникативных дисциплин. Надо навыками убеждать и активно пользоваться. 
В конце концов, скандал, неизбежный после лишения аккредитации журналиста, опасен именно своей непредсказуемостью (это относится и к его продолжительности, и к его остроте). Так стоит ли тогда его затевать? Без разумной оценки ситуации и собственных ресурсов шансы на победу в информационной войне, основанной лишь на одних эмоциях, невелики.
Не случайно пресс-секретарь Бориса Ельцина Дмитрий Якушкин однажды в ответ на вопрос «насколько жесткими могут быть действия пресс-секретаря в ответ на искажение событий или компромат со стороны прессы» предложил на слово «санкция» вообще наложить табу. «Во-первых, желательно вообще не доводить до них дело, – пояснил он свое высказывание. – Во-вторых, санкции – это крайняя мера, которой нужно пользоваться очень осторожно. Во многих случаях они непродуктивны и заводят нас в тупик».
 
при подготовке статьи использованы материалы российских информационных агентств
 
Врезка в основной текст 1
Взяв за основу результаты исследовательского проекта «Общественная экспертиза», мы можем назвать основные нарушения порядка аккредитации, которые чаще всего и провоцируют «аккредитационный скандал»:
 
1.     Ограничение доступа журналистов к несекретным документам и материалам.
2.     Произвольное определение сроков аккредитации.
3.     Ограничение права использовать информацию открытого характера и ограничение источников получения информации.
4.     Ограничение времени посещения журналистом аккредитующей организации.
5.     Возложение на журналистов и редакции не предусмотренных законом дополнительных обязанностей.
6.     Требование специальной регистрации при посещении организации.
7.     Требование раскрытия псевдонимов.
8.     Ненормативные требования к журналистам, допускающим самопроизвольное толкование, и возложение обязанности информировать аккредитующую организацию о подготовленных материалах.
9.     Возложение обязанности публиковать материалы и сообщения аккредитующей организации.
10.  Требование соблюдения ненормативных актов и этических правил.
11.  Включение положений, регулирующих деятельность СМИ, не относящихся к аккредитации, но ограничивающих права неаккредитованных журналистов.
12.  Требование дополнительной аккредитации при проведении общероссийских или международных мероприятий.
13.  Введение обязанности явки и присутствия в случае приглашения журналистов.
14.  Возложение обязанности предоставить в аккредитующую организацию опубликованные журналистом материалы.
 
Врезка в основной текст 2
ЗАКОН О СМИ от 27 декабря 1991 года N 2124-1
Статья 48. Аккредитация
 
Редакция имеет право подать заявку в государственный орган, организацию, учреждение, орган общественного объединения на аккредитацию при них своих журналистов.
Государственные органы, организации, учреждения, органы общественных объединений аккредитуют заявленных журналистов при условии соблюдения редакциями правил аккредитации, установленных этими органами, организациями, учреждениями.
Аккредитовавшие журналистов органы, организации, учреждения обязаны предварительно извещать их о заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, обеспечивать стенограммами, протоколами и иными документами, создавать благоприятные условия для производства записи.
Аккредитованный журналист имеет право присутствовать на заседаниях, совещаниях и других мероприятиях, проводимых аккредитовавшими его органами, организациями, учреждениями, за исключением случаев, когда приняты решения о проведении закрытого мероприятия.
Журналист может быть лишен аккредитации, если им или редакцией нарушены установленные правила аккредитации либо распространены не соответствующие действительности сведения, порочащие честь и достоинство организации, аккредитовавшей журналиста, что подтверждено вступившим в законную силу решением суда.
Аккредитация собственных корреспондентов редакций средств массовой информации осуществляется в соответствии с требованиями настоящей статьи.
 
Ссылки на источники прилагающихся фотографий:
Лиля Буджурова http\\www.tv.crimea.com
Алена Громницкая http\\www.facts.kiev.ua

Примеры статей из журнала «Пресс-служба» » (назад)

Еще статьи из журнала

Продвинутый вкус, или Как заставить людей есть и пить то, что вы продаете?

Эмоциональные кнопки, ловушки и крючки в PR-материалах

Владислав Шулаев: «От аббревиатуры PR пора отказываться»

Елена Кохановская: «Компании могут создавать свои собственные медиа для общения с клиентами»

Информационная безопасность


Альманахи Издательского Дома "Имидж Медиа"

[[area-news]]
Рассылка о связях
с общественностью
Вы хотите получать новые материалы по теме свЯзей с общественностью? Тогда подпишитесь на рассылку Тимура Асланова.
реклама

PRСС_120х600



О журнале | Читать журнал | Архив номеров | Подписаться | Тренинги, семинары, конференции | Конкурс | Контакты | ПОЛЬЗОВАТЕЛЬСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ | Подписаться на рассылку

© 2005—2017, Издательский дом «Имидж-Медиа»

127018, г. Москва, ул. Полковая, д. 3, стр. 6, оф. 305
тел. (495) 540-52-76 (многоканальный)

  



Стройэкспертиза: авторский технический надзор за строительством онлайн источник бесперебойного питания купить летний душ для дачи недорого пружинный узел сила